Сербский город, который построили русские

Сербский город, который построили русские

Сербский город, который построили русские

Сербский город, который построили русские

Путеводитель по белогвардейскому Белграду 1920–1930-х годов

«Коммерсантъ» от 02.05.2021, 21:58

Сто лет назад Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 года — Королевство Югославия) стало новым домом для десятков тысяч людей, «прибывших на жительство из России под давлением политических обстоятельств после 1 декабря 1918 года», согласно официальной формулировке того времени. Бывшие подданные Российской Империи внесли огромный вклад в развитие югославского государства. Корреспондент “Ъ” Алексей Алексеев посетил в Белграде памятные места, связанные с русской эмиграцией первой волны.

«Мы бы рады были принять всех русских»

«Только в пределах южно-славянского королевства русская интеллигенция и русская культура нашли себе приют, в котором они смогут дождаться лучших дней. Современные русско-сербские отношения уже выходят из пределов политики. Это нечто большее, чем политика: это соединение двух действительно братских народов… Давая приют последним остаткам русского «христолюбивого» воинства, южно-славянское королевство становится как бы колыбелью новой русской государственности, последним оплотом русской державности… Я никогда не забуду случайный разговор в Солуни на нашем пароходе с простым сербским солдатом, который говорил: «мы бы рады были принять всех русских…». Так писал в статье «Россия и Сербия» бывший профессор кафедры филологии Харьковского университета, преподаватель русского языка и литературы Белградского университета Александр Погодин. Статья была опубликована 10 мая 1921 года в одной из популярнейших газет России «Новое время», которая была закрыта большевиками на следующий день после прихода к власти в 1917-м и возродилась в Белграде.

О чем еще писала газета «Новое время» 100 лет назад

Волн белой эмиграции в Королевство сербов, хорватов и словенцев (СХС) было несколько. Первая — в апреле 1919 года, после эвакуации Одессы французскими войсками. Вторая — в 1920-м, когда с юга России была эвакуирована добровольческая армия Антона Ивановича Деникина. Третья, самая мощная волна переселения, связана с уходом остатков белой армии генерала Петра Николаевича Врангеля и сочувствующих белому движению гражданских лиц из Крыма. Из 150 тыс. человек, в основном эвакуировавшихся в Константинополь и военные лагеря в Турции, примерно 22 тыс. впоследствии оказались в Королевстве СХС.

Белые эмигранты продолжали пребывать на Балканы вплоть до оккупации Югославии гитлеровскими войсками в апреле 1941 года.

А также в области строительства

Сербский город, который построили русские

Нина Кирсанова танцевала на сцене белградского Национального театра, была примой-балериной в балетной труппе Анны Павловой, после смерти Павловой вернулась в Национальный театр – танцевала заглавные партии, руководила труппой, работала режиссером и хореографом. После освобождения Белграда работала медсестрой. В послевоенное время основала балетную студию. В 1969 году, в 70-летнем возрасте получила степень магистра археологии в Белградском университете, участвовала в археологических экспедициях. В 85-летнем возрасте дебютировала в кино. Скончалась в 1989 году. Именем Нины Кирсановой названа улица в Белграде

Фото: MPUS Beograd

В 1922–1923 годах численность русской колонии Королевства СХС была максимальной — около 44 тыс. человек. Население всей страны, согласно переписи 1921 года, составляло около 14,5 млн человек.

Русские беженцы стремились осесть в православной Сербии, а не в католической Хорватии и Словении или мусульманской Боснии, хотя русские колонии возникали по всему Королевству — в Нови-Саде, Белой Церкви, Нише, Дубровнике, Сплите, Загребе, Любляне, Будве, Сараево, Скопье.

Большинство «прибывших из России под давлением политических обстоятельств» оказалось в Белграде. В городе, население которого составляло в 1921 году 112 тыс. человек, практически каждый десятый был «прибывшим».

Хотя каждый 10-й в столице и каждый 330-й в стране не так уж много, влияние русских беженцев на жизнь Королевства СХС (с 1929 года — Королевства Югославия) было очень заметным.

Около 75% беженцев из России имели высшее и среднее образование. Две трети находились в самом трудоспособном возрасте: от 19 до 45 лет.

В страну прибыло огромное количество специалистов в разных областях: врачи, инженеры, агрономы, военные.

Власти Королевства разрешили русским беженцам создать собственную систему образования. В стране действовали русские начальные школы, мужские и женские гимназии, кадетские корпуса.

Огромным было русское влияние на сербскую высшую школу. В Белградском университете работали 30 русских преподавателей — каждый четвертый. На нескольких факультетах четверть студентов были русскими. 15 российских ученых стали членами Сербской академии наук и искусств.

Общество офицеров российского Военно-воздушного флота принимало активное участие в организации авиапочты и пассажирских авиарейсов.

До 1920 года в Национальном театре Белграда не было своего балета. Чтобы оценить «русский» вклад в его создание, достаточно посмотреть на фамилии довоенных руководителей балетной труппы театра: Романов, Кирсанова, Князев, Фроман. Бывшая балерина Большого театра Нина Кирсанова стала ведущей балериной Национального театра, приняла гражданство и проработала на югославских балетных сценах почти 40 лет — вначале как балерина, затем как балетный педагог и руководитель труппы.

Россия подарила Королевству множество музыкантов и оперных певцов, художников и драматических актеров. В 1928 году в Белграде прошел съезд русских писателей и журналистов, на котором в качестве почетных гостей присутствовали Зинаида Гиппиус, Борис Зайцев, Александр Куприн, Дмитрий Мережковский.

В 1930-е годы в Югославии возник новый жанр — комикс. Ведущие позиции в нем занимали русские художники — Юрий Лобачев, Николай Навоев, Сергей Соловьев, Иван Шеншин и другие. Героями комиксов также нередко становились русские персонажи: Тарас Бульба, донские казаки, Стенька Разин и Петр Великий.

Как Юрий Лобачев стал отцом русского комикса в Югославии

Русские специалисты трудились почти во всех югославских министерствах. В городской управе Белграда их было свыше 130, в Министерстве строительства — более 260 .

Молодая, образованная в 1918 году страна восстанавливалась после войны. Население Белграда за 1920-е годы выросло вдвое. Королевство остро нуждалось в архитекторах и строителях. Новый архитектурный облик столицы нового государства во многом был создан архитекторами из России. Всего в Югославии работали более 70 русских архитекторов. Генеральный план застройки Белграда был разработан Георгием (Джордже) Ковалевским. В столице русскими зодчими было спроектировано и построено не менее 200–250 частных домов. В работе над важнейшими общественными и правительственными зданиями также чаще всего участвовали русские архитекторы, в том числе такие выдающиеся мастера, как Николай Краснов, Григорий Самойлов, Василий Баумгартен, Роман Верховской и Валерий Сташевский.

Каковы истоки российско-сербской дружбы

Король сербов, хорватов и словенцев (а затем король Югославии) Александр I Карагеоргиевич, правивший с 1921 по 1934 год, был русофилом. В раннем возрасте он жил в России, учился в Пажеском корпусе в Санкт-Петербурге, хорошо знал русский язык. В ноябре 1913-го журнал Dress & Vanity Fair опубликовал статью с броским заголовком «Купидон закрепит мир на Балканах». В ней сообщалось, что в дипломатических кругах поговаривают о возможности заключения брачных союзов великих княжон Ольги и Татьяны Романовых и румынской принцессы Елизаветы с наследниками престолов Сербии, Румынии и Греции. Невестой Александра должна была стать Ольга Романова. Имеющиеся в исторических источниках сведения о том, обсуждалась ли возможность такого союза и почему план сорвался, крайне противоречивы.

Сербский город, который построили русские

Александр I Карагеоргиевич, регент-престолонаследник Королевства Сербии (1914 – 1918) и Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев (1918 – 1921); король сербов, хорватов и словенцев (1921 – 1929), король Югославии (1929 – 1934). «Олицетворением чести был Король-Рыцарь, Александр I Югославский… Он – наш, духовно. Сербией порожденный, воспитанный ее духом героизма и верности, Он вдохновлен был великой русской культурой, человеколюбивой, широкой и глубокой, благостной и благоговейной, верной великому завету: «Свет Христов просвещает всех»» (Иван Шмелев, «Ты победил, галилеянин»)

Фото: AP

Во время Первой мировой войны, будучи принцем-регентом и верховным главнокомандующим сербской армией, Александр Карагеоргиевич получил из рук российского императора Николая II ордена Святого Георгия IV и III степени. Можно предположить, что в плане архитектуры Санкт-Петербург и Москва были для короля образцом того, как должен выглядеть столичный город — и таким Белград могли сделать русские архитекторы.

Создатель королевских резиденций

Сербский город, который построили русские

«Архитектор Краснов удивительный молодец» (Николай II, император всероссийский, из письма матери 21 сентября 1911 года). На фото – памятник Николаю Краснову в Белграде

Фото: Andrija12345678 / Wikipedia

Крым невозможно себе представить без работ выпускника Московского училища живописи, ваяния и зодчества, академика архитектуры, архитектора высочайшего двора, статского советника Николая Краснова. Среди них — южная резиденция российских императоров Ливадийский дворец, Юсуповский дворец в Кореизе, дворец «Дюльбер» в Мисхоре, дома, дачи, общественные сооружения в Ялте и окрестностях.

Краснов покинул Крым в мае 1919 года с женой, двумя дочерями, зятем и внуком. После недолгого пребывания в Константинополе перебрался на Мальту, где его талант оказался не востребован. В 1922-м Красновы приехали в Королевство СХС.

Путеводитель по белогвардейскому Константинополю 1920-х годов

Без проектов, которые создал инспектор Министерства строительства Югославии Николаj (так его имя записывается по-сербски) Краснов, невозможно себе представить Белград.

Король Александр I привлек русского специалиста по царским резиденциям к строительству Королевского дворца в районе Дединье. По предложению Краснова часть интерьеров была расписана в стиле Грановитой палаты Московского Кремля. Дворец был построен в 1924–1929 годах. В Королевский комплекс в Дединье входит также Белый дворец, построенный в 1934–1936 годах, после убийства короля Александра I. В работе над Белым дворцом участвовал Григорий Самойлов. В социалистическую эпоху Белый дворец был резиденцией лидеров Югославии Иосипа Броз Тито и Слободана Милошевича, Королевский дворец также использовался для государственных нужд. В 2001 году Королевский комплекс был возвращен королевской семье Сербии, и сейчас в нем живет кронпринц Югославии Александр Карагеоргиевич со своей семьей.

Помимо работы над Королевским дворцом Краснов участвовал в проектировании и строительстве здания Народной скупщины (парламента).

Правительство Сербии, Министерство иностранных дел и Архив Сербии занимают возведенные Красновым здания в центре сербской столицы. Министерство финансов расположено в здании, перестроенном и достроенном по проекту Краснова. К сожалению, не пережил Вторую мировую войну созданный Красновым красивейший мост Короля Александра через реку Саву.

«Москва» на Дунае

Сербский город, который построили русские

В Сербии уже больше 100 лет есть собственная «Москва»

Фото: facebook.com/hotelmoskva

Главные архитектурные достопримечательности сербской столицы, связанные с именами русских архитекторов, можно обойти пешком, начав прогулку с места с очень подходящим названием.

Отель «Москва» появился в Белграде еще до того, как в город хлынул поток русских беженцев. В начале XX столетия на стыке Балканской улицы и площади Теразие стоял постоялый двор «Велика Србия» (название вряд ли требует перевода). Он поменял несколько хозяев, прежде чем в 1904 году его приобрел судовладелец Светозар Вукадинович. Сербский националист Вукадинович часть жизни провел в эмиграции, в том числе в Российской Империи. После возвращения на родину он решил воспользоваться связями в России и договорился с крупнейшим российским страховым обществом «Россия» об открытии филиала в Белграде. На месте постоялого двора Вукадинович предложил «России» возвести роскошное современное здание, чтобы разместить в нем штаб-квартиру ее филиала и отель.

Здание строилось по проекту сербского архитектора Йована Илкича, которого пригласили в Санкт-Петербург, чтобы российские архитекторы помогли ему закончить работу. План строительства подписал Павел Карлович Бергштрессер (один из авторов проекта здания Казенной палаты и губернского казначейства на Казначейской улице в Санкт-Петербурге).

Кем были самые знаменитые постояльцы гостиницы «Москва»

Строительство здания, получившего название «Палата Россия», началось в 1905 году, а 14 января 1908-го его торжественно открыл сербский король Петр I Карагеоргиевич. Несколько дней спустя состоялось еще одно торжественное открытие — с участием королевской гвардии и оркестра. Фасад здания украсила майолика «Прославление России», на которой был изображен бог морей Нептун, символизировавший стремление Российской Империи стать владычицей морей.

Пятиэтажная громадина высилась над одно-двухэтажным городом. Белградская газета «Политика» назвала ее «самым дорогим и самым роскошным русским домом на Балканах». Русский дипломат Василий Штрандман (поверенный в делах Российской Империи в Сербии, в 1919–1924 годах — посланник правительства адмирала Колчака в Королевстве сербов, хорватов и словенцев) писал в мемуарах, что при взгляде на Белград с другой стороны реки Савы выделяются три строения: собор Святого Михаила, Королевский дворец и «Россия» — символ православной веры, символ королевской власти и символ веры в Россию.

Сербский город, который построили русские

На витражах и мозаиках в гостинице «Москва» во время ее реконструкции в 1972 году Григорий Самойлов изобразил Россию, которую покинул за полстолетия до этого

Фото: Алексей Алексеев, Коммерсантъ

Помимо штаб-квартиры страхового общества в «Палате Россия» разместились небольшой отель «Москва» (всего 36 номеров) и роскошный ресторан французской и сербской кухни. Его упоминает Лев Троцкий в книге «Перед историческим рубежом. Балканы и Балканская война»: «В кафе отеля «Москва» — лучшее в городе кафе — штаб-квартира европейских корреспондентов».

Часть помещений сдавалась внаем. Среди съемщиков были: редакция газеты «Ново време», штаб-квартира националистической организации «Народная оборона» и несколько клубов — писателей, журналистов, Олимпийский клуб Сербии и Русско-сербский клуб.

Великая княгиня Ольга Романова, младшая дочь императора Александра III, после революции с мужем и детьми сумела эмигрировать из России (хотя и была приговорена к смерти ялтинским реввоенсоветом). По пути к матери, вдовствующей императрице Марии Федоровне, в Данию великая княгиня Ольга вместе с родными провела в 1920 году две недели в Белграде, остановившись в отеле «Москва».

«Истории свойственна ирония. Надо же было такому случиться: я, внучка Царя, освободившего Сербию и Черногорию от турецкого владычества, сама оказалась в сербской столице в качестве нищей беженки. Но как добры к нам были сербы!» — вспоминала великая княгиня.

Когда прекратила существование Российская Империя, прекратило существование и страховое общество «Россия». Здание его филиала занимали различные банковские структуры. В 1937 году по плану реконструкции Белграда его должны были снести, но в новом плане 1939-го снос был отменен. Весной 1941 года после вторжения гитлеровских войск в Югославию в здании разместилась штаб-квартира гестапо. Название гостиницы «Москва» не устраивало новых хозяев, которые вернули ей историческое название «Велика Србия». Гестаповцы покинули дом в октябре 1944-го, прихватив с собой все более или менее ценное: картины, серебряные и позолоченные столовые приборы.

Сильно пострадавший во время войны отель при социализме был реконструирован, национализирован и снова стал «Москвой». После социализма — приватизирован. Несмотря на то что это четырехзвездная гостиница, список знаменитых постояльцев «Москвы» таков, каким может похвастаться редкая пятизвездная.

Истоки российско-сербской дружбы

Во время очередной реконструкции отель «Москва» украсили витражи и мозаика, созданные по эскизам Григория Самойлова,— фантазии на русскую тему. На витражах — улыбчивое солнышко, птица из сказки (то ли Сирин, то ли Алконост), рыба осетр. Сюжеты мозаик — видения чудесной, потерянной навсегда страны с сорока сороками церковных куполов.

При отеле действуют ресторан «Чайковский» (единственное а-ля русское блюдо в меню — «паста Романов» — макароны с утятиной, водкой и фальшивой черной икрой) и кафе «Москва», славящееся фирменным десертом «Москва шнит».

«Русский царь» с итальянским акцентом

Сербский город, который построили русские

Главное достоинство ресторана «Русский царь» – его имя

Фото: instagram.com/ruski_car_beograd

Улица Князя Михаила (Кнез Михайлова) — главная пешеходная улица Белграда, местный Арбат с магазинами и ресторанами. Она начинается у Белградской крепости и заканчивается недалеко от гостиницы «Москва».

В доме №38 по этой улице когда-то размещалась гостиница «Русия» (то есть «Россия»), построенная в 1870 году и перестроенная в 1920-м. Ни гостиница, ни название до нашего времени не дожили.

Фасад дома №34, бывших палат Любицы Абакумович, проектировал Роман Верховской, архитектор зданий Собственной его императорского величества канцелярии по учреждениям императрицы Марии и правления Бухарской железной дороги.

В украшенном многочисленными двуглавыми орлами несуществующей империи доме на углу улиц Князя Михаила и Обиличев Венац располагается ресторан «Русский царь». Ресторан русской кухни, названный в честь российского императора Александра II, открылся в центре Белграда еще в 1890 году. В 1922-м его снесли, а в 1926-м построили на его месте новое здание, на первом этаже которого был открыт ресторан с прежним названием. В период между двумя мировыми войнами он был популярен у сербского дворянства и интеллектуальной элиты. Завсегдатаем ресторана был писатель Бранислав Нушич.

Сербский город, который построили русские

Работы Романа Верховского можно увидеть в разных частях света – в Азии (старый вокзал в Бухаре), в Европе (на фото – палаты Любицы Абакумович в Белграде), в Америке (православные церкви и буддистский храм)

Фото: Алексей Алексеев, Коммерсантъ

При социалистической власти заведение национализировали и превратили в кафе самообслуживания «Загреб», интерьер уничтожили. После краха социализма находившееся в городской собственности кафе было сдано в аренду австралийско-сербскому инвестору, при котором был восстановлен старый интерьер и вернулось имя «Русский царь». В 1998 году арендатором стала вдова криминального авторитета Юсуфа Булича Снежана, которая в 2012-м сдала заведение в субаренду германской сети ресторанов Vapiano. Новые хозяева поменяли имя на сетевое, что вызвало у жителей Белграда яростное недовольство. Ресторан закрывался, открывался и снова закрывался, довоенные собственники судились с новыми хозяевами, семью Булич привлекали к суду за уклонение от уплаты налогов, и наконец в декабре 2019 года ресторан снова открылся под вывеской «Русский царь».

Как Европа противостояла волне эмиграции из России

Меню на русском в ресторане нет, но официанты русский язык понимают (как, впрочем, почти во всех белградских заведениях общепита). Блинов и черной икры, пусть даже фальшивой, в «Русском царе» не подают. В меню преобладают пицца, паста и другие блюда итальянской кухни. Цены совсем не царские, как, например, в «Чайковском», а вполне умеренные (но выше, чем в нетуристических заведениях).

Сербский город, который построили русские

В 1920–1930-е годы в Белграде действовало много ресторанов русской кухни, открытых русскими эмигрантами: «Ялта», «Жар-птица», «Медведь», «Русский уголок», «Мимоза», но до настоящего времени они не дожили. В сербской столице есть несколько кафе и ресторанов с русскими названиями («Вронский», «Мастер и Маргарита», «Сибирская ночь», «Пушкин»), но все они появились недавно.

«Русский дом», русская церковь, «русские» министерства

Сербский город, который построили русские

Фото: Алексей Алексеев, Коммерсантъ

На противоположной от отеля «Москва» стороне улицы Теразие на углу площади Николы Пашича располагается здание, когда-то носившее гордое имя Дворец пенсионного фонда служащих Национального банка Королевства Югославия. Его легко можно себе представить в Москве или Санкт-Петербурге. Дворец спроектировал Григорий Самойлов, работавший над интерьерами отеля «Москва».

Также на площади Николы Пашича перед монументальным зданием Народной скупщины (парламента) Республики Сербия стоят два флагштока. Если присмотреться к бронзовым двуглавым орлам у подножья флагштоков, то на них можно найти подпись мастера — «Р. Верховскоj» (на сербский манер).

Роман Верховской приехал в Королевство СХС в 1920 году и проработал в нем до 1937-го, когда перебрался в США. Самые известные его скульптурные работы югославского периода находятся на белградском Новом кладбище — мемориал «Защитникам Белграда», а также памятник и усыпальница, посвященные императору Николаю II и 2 млн русских воинов великой войны.

В парке «Ташмайдан» рядом с огромной церковью Святого Марка стоит небольшой храм — церковь Святой Троицы, в обиходе — «русская церковь». Она была заложена в 1924 году и освящена в 1925-м, став первой русской православной церковью в Белграде. Храм был построен по проекту архитектора Валерия Сташевского при финансовой помощи сербского правительства. В 1929 году в церкви Святой Троицы был перезахоронен скончавшийся в Брюсселе главнокомандующий Русской армией барон Петр Врангель. Согласно завещанию барона, его прах должен был покоиться в братской православной стране. Корреспондент газеты The New York Times передавал из Белграда, что в день перезахоронения Белград стал похож на Санкт-Петербург в миниатюре.

Сербский город, который построили русские

Церковь святой Троицы. Первый русский православный храм в Сербии

Фото: Алексей Алексеев, Коммерсантъ

В 2007 году Сергей Зуев, председатель Общественного фонда для создания в Москве храма, музея и других сооружений в память жертв политических репрессий с 1917 по 1985 год, обратился к потомкам генерала с предложением перезахоронить останки Врангеля в Москве в Донском монастыре. Внук генерала Петр Базилевский от имени семьи ответил, что время для такого перезахоронения еще не наступило, «доколе существует Мавзолей на Красной площади и захоронения красных палачей в стенах Кремля».

Усыпальница Врангеля находится справа от входа в церковь. Храм сильно пострадал во время натовской бомбардировки 1999 года, но к настоящему времени полностью восстановлен.

На улице Князя Милоша по соседству с тремя «красновскими» министерскими зданиями находится великолепный образец русского ампира — Старое здание Генерального штаба. Оно, к счастью, не пострадало во время бомбардировок НАТО, в отличие от расположенных рядом зданий, принадлежащих Министерству обороны Сербии.

Старое здание Генштаба было построено по проекту Василия Федоровича (Вильгельма Вильгемовича) фон Баумгартена — военного инженера, генерал-майора Белой армии и Югославской королевской армии.

Неподалеку находится еще один архитектурный проект Баумгартена — Русский дом имени императора Николая II. Деньги на постройку выделил король Александр. Русский дом открылся в 1933 году и стал центром общественной жизни эмигрантской общины. В нем действовали мужская и женская гимназии, библиотека, можно было заниматься спортом, музыкой, наукой, посещать литературные вечера и спектакли. Во время освобождения Белграда в 1944 году здание сильно пострадало и было реконструировано по проекту Григория Самойлова. Социалистическая Югославия передала здание Советскому Союзу, оно стало называться Домом советской культуры (ДСК). В 1994 году ДСК был реорганизован и переименован в Российский центр науки и культуры «Русский дом».

В непосредственной близости от «Русского дома» находилось российское посольство. Посольство Российской Империи в Белграде просуществовало дольше, чем сама Российская Империя,— до 1924 года. Официально закрытое под давлением СССР, оно было переименовано в «Делегацию по защите интересов русских беженцев», причем осталась «Делегация» в том же здании, с двуглавым орлом на фронтоне и с русским флагом. Бывший поверенный в делах Российской Империи в Сербии, а затем чрезвычайный посланник правительства адмирала Колчака Василий Штрандман продолжал и после 1924 года заниматься помощью русским эмигрантам. Во время освобождения Белграда в 1944-м здание посольства было уничтожено, память о нем сохранилась только в кадрах старой кинохроники. В 2014 году к 100-летию начала Первой мировой войны на месте, где находилось посольство, был установлен памятник российскому императору Николаю II — дар Республике Сербия и Белграду от Российского военно-исторического общества и Российской Федерации.

Русские виллы на все времена

Сербский город, который построили русские

Более чем за полвека творческой деятельности Григорий Самойлов выполнил около 180 художественных проектов

Фото: книга "Русь без России"

С многочисленными работами архитектора Григория Самойлова можно ознакомиться в престижных районах Белграда. Донской казак, уроженец Таганрога Григорий Самойлов эмигрировал вместе с отцом в Югославию в 1921 году. Вскоре после этого отец скончался. Григорий учился в Донском императора Александра III кадетском корпусе, располагавшемся в крепости неподалеку от города Билеча (сейчас — Республика Сербская в составе Боснии и Герцеговины). В 1930 году он окончил архитектурное отделение технического факультета Белградского университета. Участвовал в нескольких крупных проектах (здание Белградской биржи, Белый дворец), а в 1933 году начал работать самостоятельно.

Среди его первых построек, выполненных для частных заказчиков,— виллы в районе Сеньяк. Первая трамвайная линия в Белграде была проложена от Белградской крепости в этот престижный — как тогда, так и сегодня — район.

В первый же год самостоятельной работы Самойлов выиграл конкурс на лучший фасад, объявленный Клубом архитекторов. Победителем был признан фасад виллы Любицы Раденкович. Это дом №5 по улице Пушкина (по-сербски — Пушкинова), носившей тогда имя премьер-министра Великобритании Гладстона. Вилла Раденкович считается одной из самых красивых построек Самойлова. В настоящее время дом принадлежит посольству США.

Поблизости располагается еще одна постройка Самойлова — практически сохранивший первоначальный облик дом №10, построенный для Аркадия Милетича.

Интересно, что домом №26 по той же улице в 1928 году владела русская эмигрантка — вдова Ольга Игнатьева, урожденная Лукашевич, родившаяся в Киеве.

Ряд построек Самойлова сохранился в другом престижном районе — Дединье. Если стоять спиной к Музею Югославии с усыпальницей Иосипа Броз Тито, то дорога направо приведет к виллам, а дорога прямо — к храму. Церковь Святого Архангела Гавриила на Хумской улице рядом со стадионом «Партизан» была построена в 1937–1939 годах по заказу депутата Скупщины Милана Вукичевича и его супруги в память о погибших в годы Балканских войн и Первой мировой войны.

Дорога направо, по бульвару Александра Карагеоргиевича, будет проходить мимо нескольких вилл, спроектированных Самойловым. Все они удачно расположены по четной стороне бульвара, так что можно идти по нечетной и разглядывать их. Построенный в сербско-византийском стиле дом №8 — бывшая вилла Миливое Сарвана, профессора технологического факультета, приятеля Самойлова. В опубликованном в газете «Пресс» в 2009 году рейтинге самых дорогих вилл звезд эстрады новой хозяйкой особняка была названа фолк-певица Вера Матович. Дом №24, в архитектуре которого смешались национальный стиль и северноевропейский романтизм, был построен для семьи промышленника Милана Максимовича. Самойлов проектировал и ограду дома, а вот гараж, разумеется, добавился позднее. Дом №38, который сейчас занимает консалтинговое агентство, в 1940 году был построен для семьи Трайш.

Свернув с бульвара направо за домом №62, который занимает посольство Пакистана, попадаешь на улицу Ужичка. Сразу после поворота на этой улице будет дом №47 — бывшая вилла Джордже (Георгия) Мийовича, снова смесь сербско-византийского и романского стилей. Сейчас в доме живет несколько семей, небольшой фонтан на входе не действует, видны следы легкой обветшалости.

Строительством вилл для богатых жителей Белграда Самойлов занимался вплоть до немецкого вторжения. Во время войны офицер югославской армии Самойлов был взят в плен под Сребренице и провел четыре года в заключении. После освобождения вернулся в Белград и продолжал работать по специальности.

(Окончание следует)